Современник

Вспоминает адмирал Кузнецов

В конце августа и начале сентября 1941 года я находился в Ленинграде. (...) Разговор шел лично с И. В. Сталиным относительно минирования кораблей Балтфлота на случай захвата Питера немцами. «А вам известно, что мы освободили Ворошилова и туда (в Ленинград) уже вылетел Жуков?» - сказал мне Сталин в ходе беседы. Как оказалось, мы с Жуковым разминулись в воздухе. Он командовал в Ленинграде недолго, до первой половины октября, и я только от командования Балтийского флота узнал о его распоряжениях. Его волевые и, видимо, неизбежные в тех условиях чрезмерно строгие приказы иногда граничили с ненужной суровостью, но всякий очутившийся на его месте, видимо, поступал бы так же в той критической обстановке.

Маршал победы

Он невысокий, очень крепкий, но без полноты. Голова выразительная – с крупным подбородком, шишкастым выпуклым и поднятым вверх лбом, все черты весьма сильные, вырезанные точно и смело, без подробностей – с одного раза. Но улыбка мягкая, как у людей, которые знают, что она действует убедительнее силы...

К. Симонов. Из записных книжек

...Третье мая. Пыльный солнечный день. Несколько наших армий, бравших Берлин, двигаются сквозь него в разных направлениях, поднимая страшную пыль. Идут, идут танки, самоходки, «катюши», тысячи и тысячи грузовиков, орудия, тяжелые, легкие, прыгают на обломках противотанковые пушки, идет пехота, тащатся бесконечные обозы. И все это идет и лезет в город со всех его концов. Растерянные жители на разгромленных улицах, на перекрестках, из окон домов подавленно смотрят на все это движущееся, гремящее, невероятно людное и совершенно бесконечное. Даже у меня у самого ощущение, что в Берлин входят не просто дивизии и корпуса, а что через него сейчас проходит во всех направлениях целая Россия. А навстречу ей, загромождая все дороги, ползут и ползут колонны пленных...

Из сообщения Совинформбюро

На Дальнем Востоке наша Армия и Военно-Морской Флот с 9 августа по 9 сентября сего года нанесли противнику следующие потери в живой силе и технике. Захвачено: самолетов – 925, танков – 369, бронемашин – 35, полевых орудий, в том числе и самоходных, - 1226, минометов – 1340, пулеметов – 4836, винтовок – около 300000, радиостанций – 133, автомашин – 2300, тракторов и тягачей – 126, лошадей – 17497, складов с боеприпасами, вооружением, снаряжением и продовольствием – 742.

Маршал Г. К. Жуков о репрессиях периода войны

- Зачем понадобилось Сталину издавать приказы, позорящие нашу армию? Я считаю, что это сделано с целью отвести от себя вину и недовольство народа за неподготовленность страны к обороне, за допущенные лично им ошибки в руководстве войсками и те неудачи, которые явились их следствием. В отношении бывших военнопленных была создана обстановка недоверия и подозрительности, им предъявлялись необоснованные обвинения в тяжких преступлениях и применялись массовые репрессии, включая высшую меру наказания, вследствие чего наши солдаты, сержанты и офицеры, попавшие в плен к врагу, из-за боязни расправы над ними не стремились бежать из плена на Родину, чтобы вновь встать в ряды Красной Армии...

Из бесед маршала Г. К. Жукова с писателем К. М. Симоновым о военнопленных

...У нас Мехлис додумался до того, что выдвинул формулу: «Каждый, кто попал в плен, - предатель Родины», и обосновывал ее тем, что каждый советский человек, оказавшийся перед угрозой плена, обязан покончить жизнь самоубийством, то есть, в сущности, требовал, чтобы ко всем миллионам погибших на войне прибавилось еще несколько миллионов самоубийц. Больше половины этих людей было замучено немцами в плену, умерло от голода и болезней, но по теории Мехлиса выходило, что даже вернувшиеся, пройдя через этот ад, должны были дома встретить такое отношение к себе, чтобы они раскаялись в том, что тогда, в 41-м или 42-м, не лишили себя жизни. (...)

Из протокола Берлинской конференции трех великих держав

1 августа 1945 г.
II. Политические и экономические принципы, которыми необходимо руководствоваться при обращении с Германией в начальный контрольный период

Из решений конференций руководителей трех союзных держав - Советского Союза, США и Великобритании – 13 фев

13 февраля 1945 г.,  Крым
О результатах работы Крымской конференции Президент США, Председатель Совета Народных Комиссаров Союза Советских Социалистических Республик и Премьер-Министр Великобритании сделали следующее заявление:

Из записи беседы Председателя Совета Народных Комиссаров СССР с Президентом США на Крымской конференции

8 февраля 1945 г.,
15 час. 30 мин.,
Ливадийский дворец
Сталин говорит, что... он хотел бы знать, как обстоит дело с политическими условиями, на которых Советский Союз вступит в войну против Японии. Речь идет о тех политических вопросах, о которых он, Сталин, беседовал с Гарриманом в Москве.

К. М. Симонов. Из записок о войне

Я вспоминаю сейчас первые тяжелые июньские и июльские дни, первые жестокие неудачи и уроки, кровавые дороги, по которым мы отступали и по которым теперь идем обратно.
И ныне с особенным чувством гордости и благодарности произносишь имена людей, которые тогда были душою наших войск, глядя на которых тогда, в тяжелые дни, верилось, что это кончится, что мы победим и вернемся, непременно победим и вернемся. Мы не знали, когда это будет, но, глядя на них, знали, что непременно будет.

Обращение Аркадия Гайдара к тимуровцам Киева и всей Украины

Ребята! Прошло меньше года с тех пор, как мною была написана повесть «Тимур и его команда».
Злобный враг напал на нашу страну. На тысячеверстном фронте героически сражается горячо любимая Красная Армия. Новые трудные задачи встали перед нашей страной, перед нашим народом. Все усилия народа направлены для помощи Красной Армии, для достижения основной задачи – разгрома врага.

Из бесед маршала Г. К. Жукова с писателем К. М. Симоновым о причинах военных неудач Красной Армии в 1941 г.

Если сравнивать подготовку наших кадров перед событиями этих лет, в 1936 г., и после этих событий, в 1939 г., надо сказать, что уровень боевой подготовки войск упал очень сильно. Мало того, что армия, начиная с полков, была в значительной мере обезглавлена, она была еще и разложена этими событиями. Наблюдалось страшное падение дисциплины, дело доходило до самовольных отлучек, до дезертирства. Многие командиры чувствовали себя растерянными, неспособными навести порядок. (...)

Сообщения Советского Информбюро.12 декабря 1941 г.

 Поражение немецких войск на подступах Москвы
С 16 ноября 1941 г. германские войска, развернув против Западного фронта 13 танковых, 33 пехотных и 5 мотопехотных дивизий, начали второе генеральное наступление на Москву. (...)
До б декабря наши войска вели ожесточенные оборонительные бои, сдерживая наступление ударных фланговых группировок противника и отражая его вспомогательные удары на Истринском, Звенигородском и Наро-Фоминском направлениях. В ходе этих боев противник понес значительные потери. С 16 ноября по 6 декабря, по далеко не полным данным, нашими войсками было уничтожено и захвачено, не считая действий авиации: танков – 777, автомашин – 534, орудий – 178, минометов – 119, пулеметов – 224, потери противника убитыми – 55170 человек.

И. В. Сталин о потерях в начале войны

За 4 месяца войны мы потеряли убитыми 350 тысяч и пропавшими без вести 378 тысяч человек, а раненых имеем 1 миллион 20 тысяч человек. За тот же период враг потерял убитыми, ранеными и пленными более 4 с половиной миллионов человек.
RSS-материал